пятница, 2 апреля 2010 г.

Поездочка с мисс Медок

Сегодня выпала редкая возможность порулить по дорогам Манхэттена. У меня есть машина, которая проводит время в гараже, порой по несколько месяцев, и выезжает из него только что бы отвезти меня в загородный дом в Касткиллс или собак к ветеринару. У Медка и Леона свои собственные “люблю/ненавижу отношения” с этой ней. Сегодня Медка возили к ветеринару, который снял швы и с глазиком все хорошо. “Абажурчик” тоже был милосердно удален, и она выглядит как престарелая актриска, согласившаяся лечь под нож и подвергнуть себя пластической хирургии. Еще и Леон скулил, будто бы его везут на обследование или уколы.

Когда я ехал домой солнце светило, люди наслаждались завтраком под открытым небом в каждой кафешке, цветы распускались и жизнь была прекрасна. Остановившись на светофоре, я заметил рядом грузовичок, из которого высунулся мужчина и заговорил со мной через открытое окно: “Тебе нужен домашний кинотеатр, приятель?”. Я подумал, что что-то не расслышал и переспросил: “Что ты имеешь в виду?”, на что он ответил “Когда я вышел сегодня утром с работы, мне дали две коробки и теперь я должен их куда-то сбыть.” (Перевод: Я спер это и теперь надо по быстрому от них избавится, всучив какому-нибудь богатому придурку, типа тебя). Я ответил, что не интересует и он умчался, увозя с собой две огромных картонных коробки с домашними кинотеатрами на заднем сидении.

А еще ранним утром меня спросили о том, как у меня обстоят дела в последнее время с пассивным анальным сексом. Конечно, это было в кабинете у доктора, но прозвучало как-то уж через чур. Но денек и в целом был тот еще, и на странных разговоров на мою долю выпало уже предостаточно.

А еще недавно, на занятиях йогой, уже в самом конце, когда мы убирали наши коврики, кирпичи и ремни, инструктор обратился ко мне в полный голос: “Я знаю вас с детства, но никак не могу вспомнить откуда”. Ага, прямо так и сказал. Я ответил: “Я - твой отец”. Вот так. Он не засмеялся. Я вообще замечал явный недостаток чувства юмора у представителей этой профессии. Он ответил: “Нет, ты не отец. Так откуда же я тебя знаю?” А это самая не любимая часть моего общения с народом. Перечислять свои заслуги и работы до тех пор пока они не вспомнят где же именно они видели тебя - это унизительный, и после 25 лет творческой карьеры (или сколько там) еще и очень долгий процесс. Обычно я стараюсь определить возраст человека и угадать какие из моих работ ему знакомы, но в этот раз я просто вежливо предложил погуглить, когда он доберется до дома.

Прошлой ночью я был на премьере пьесыRed” на Бродвее. И мне правда понравилось. Пьеса о Марке Ротко - художнике, расписывающим стены ресторана “Четыре сезона” и его отношениях с молодым подмастерьем. Фред Молина (Fred Molina) превосходно исполнил роль Ротко, а ЭддиРэдмэйн - его приятеля. Ранее мои друзья описывали игру Эдди, как проникающую прямо в душу, и я полностью с этим согласен. И вечеринка после премьеры тоже удалась. Особенно та ее часть, когда я пытался проделать выученный заранее трюк на знаменитостях, в том числе на ... Дэвиде Блейне (известный американский иллюзионист, - прим. пер.) Я знаю, невероятно круто, ага? А затем он на мне проделал свои трюки, в том числе тот, где я должен задумать карту и написать мое имя, и пока я писал, он сказала: “Вы задумали четверку треф”, что конечно было правдой. И позже достал эту карту у себя из рта. Я обожаю его! 


И что бы избежать лавины вопросов в рубрику “Спроси у Алана”: ответ на вопрос доктора был “Да”. Черт.

Оригинальный текст поста здесь.
Пост переведен Easyosen.