вторник, 28 февраля 2012 г.

Да пребудет с вами ваша крайняя плоть!


Это небольшая статья об обрезании, которую меня попросили написать для Wall Street Journal. К сожалению, в итоге они решили, что статья «излишне откровенна» для их читателей – странная претензия, учитывая затрагиваемую тему, вам не кажется?!! Как бы то ни было, представляю ее вашему вниманию. Можете свободно цитировать ее в блогосфере.


Ни один мужчина не станет отрицать, что это чертовки приятно – когда кто-то открывает рот от изумления, глядя на твой пенис.  

Именно это случилось со мной, когда я впервые приехал в Америку и начал показывать людям содержимое собственных трусов. Но взгляды и оханья объяснялись не впечатляющими размерами (хотя тут мне тоже жаловаться не на что, будьте уверены!), а в основном тем, что я, в отличие от большинства американских мужчин, не изуродовал свой половой орган. У меня есть крайняя плоть. Я необрезанный.

Изумление людей объяснялось тем, что большинство из них никогда не видело настоящего, подлинного, необкромсанного пениса. Некоторые из них были, по моим ощущениям, гораздо опытнее меня, что делало их реакцию еще более неожиданной и, если подумать, обескураживающей.

Они не просто понятия не имели о том, как выглядит крайняя плоть – они еще и не знали, как с ней обращаться, когда доходило до дела.  Довольно часто мне приходилось устраивать настоящие курсы по тому, как все это устроено и работает. Только представьте себя в такой ситуации: вам уже за тридцать, но вы вынужден объяснять любовникам, как функционируют ваши половые органы или выслушивать, что они никогда встречались ни с чем подобным. Хуже того – некоторые отшатывались в отвращении и говорили «и что ты вообще с этим делаешь?»

Это заставляло меня чувствовать себя странным, неправильным, ненормальным, изуродованным, и я повторял себе, что у меня то, как раз, все на месте. Это они кое-что потеряли, в буквальном смысле слова, и это им нужно объяснять элементарные вещи.

У крайней плоти есть важное предназначение. Она защищает самую чувствительную часть тела мужчины. Каждый раз, когда заходит разговор на эту тему, я говорю об этом, и каждый раз находится парень, который насмешливо фыркает в ответ, и заявляет, что эта часть тела просто не может быть еще более чувствительной, а если бы могла, это стало бы проблемой. Приходится прибегать к помощи простого примера.

Предположим, я принимаю душ, и вытираясь, случайно сдвигаю крайнюю плоть, оставив головку пениса незащищенной. Когда я начинаю одеваться, головка касается ткани трусов, но она настолько нежная, и ощущения от этого прикосновения такие резкие, что приходится немедленно возвращать крайнюю плоть на место. Вот теперь и представьте теперь, сколько чувствительности вы теряете после обрезания.

Разумеется, никто не хочет слышать о том, что теряет часть сексуального удовольствия из-за того, что произошло с ним, когда ему было несколько дней от роду. Тем более что произошедшее необратимо, а они теперь не могут даже почувствовать разницу.  Думаю, именно по этому обрезанные мужчины так яростно кидаются защищать и отстаивать эту процедуру. В чем-то я их понимаю. Возможно я и сам бы вел себя точно так же, окажись я на их месте.

Причем эта защита становится весьма агрессивной, если спор несколько затягивается, не ограничившись парой брошенных мимоходом фраз. Меня всегда поражает то, какие доводы приводят люди, объясняя, почему над ними произвели эту неприятную процедуру и почему они, в свою очередь, намерены продолжать традицию, проделывая то же самое со своими отпрысками мужского пола. Мы все так искренне ужасаемся, когда слышим о подобном надругательстве над девочками, которое практикуется в некоторых странах, так почему же мы не испытываем такого же отвращения, когда это случается с мальчиками?


Чаще всего люди ссылаются на «религиозные причины», но если продолжать расспросы, не могут уточнить – какие именно. Время от времени всплывает ‘договор с Богом’, хотя когда я говорю, что мы давно уже бросили делать другие варварские вещи, описанные в Ветхом Завете, так почему же тогда так упорно держимся за эту, никто не хочет меня слушать. Еще один аргумент будущих папаш, намеренных сделать обрезание своим сыновьям: «Его будут дразнить в раздевалке». С чего бы это? Дразнить человека за то, что все части его тела остались целыми и невредимыми? Или мой личный фаворит: «Я хочу, чтобы он выглядел так же, как и я!» Это что, часть Американской культуры, о которой мне пока еще не известно? Настоящие американцы приезжают к родителям на День Благодарения, снимают штаны перед папами и сравнивают? Чушь какая-то.

Так что я решил, что необходима книга, что-то типа «101 факт об обрезании». Книга, в которой каждый смог бы найти все, что хотел бы знать (и немного того, чего, осмелюсь предположить, знать не хотелось бы) об этом обряде. Зачем это делается, как это делается, религиозные причины, социальные причины, мифы, факты, рекомендации тех, кто это делал и тех, кто не делал, и обязательно полную информацию о возможных осложнениях. Это было бы занимательное и полезное чтение для тех, у кого есть пенис, и для тех, кто их любит – то есть практически для всего населения планеты. Так что скрестим пальцы на удачу, и пусть эта книга выйдет и станет надежным источником дохода для «Intact America» и «Norm-UK» - двух организаций, с которыми я сотрудничаю, и которые проводят огромную разъяснительную работу, чтобы заставить всех родителей задуматься: действительно ли они хотят подвергать своих сыновей этой травмирующей, необратимой и потенциально опасной процедуре. Давайте, наконец, начнем серьезный разговор.  

Сам я пытаюсь делать это уже многие годы – с тех пор, как в первый раз, спустив штаны, изумленный вдох. Однажды, когда я работал на Бродвее в «Кабаре», девушка – гримерша призналась, что никогда не видела необрезанного члена. Я подумал, что это просто кошмар, и решил срочно исправить положение.  Она, естественно, слегка смущалась, но мы к тому времени были знакомы уже больше года, и все это время она практически каждый вечер рисовала свастику на моей правой ягодице – свои, можно сказать, люди. И потом, я же собирался оказать ей услугу. Знания – сила, в конце концов.

Она вышла в коридор. Я приспустил трусы и извлек наружу собственное достоинство. Мы договорились, что я ее позову, она быстренько посмотрит и снова выйдет из комнаты, чтобы я мог привести себя в порядок. И вот я крикнул, что готов, дверь открылось и я увидел ее лицо. Девушка явно ожидала чего-то ужасного. Но только секунду, не больше!

- О, теперь понятно, - воскликнула она, и подошла поближе. Она больше не нервничала и, похоже, чувствовала себя скорее как на уроке биологии. – Он выглядит совсем не так, как я думала!

- А как он, по-твоему, должен был выглядеть? – поинтересовался я. Чувствовать себя наглядным пособием было странновато, но с другой стороны – сам же предложил.

- Ну-у-у, - сказала она, продолжая разглядывать интересующий ее объект, - я думала, что это больше похоже на корзину с откидывающейся крышкой.

 - В смысле – ты наступишь мне на ногу, и крайняя плоть сдвинется? – уточнил я.

- Вроде того! – хихикнула она, а через секунду мы оба ржали, согнувшись пополам, над идиотизмом ситуации.

Тогда у меня и появилась эта идея. Я решил взять на себя просветительскую миссию, рассказать людям правду, объяснить им, как на самом деле должен выглядеть пенис, чтобы потом не приходилось каждый раз демонстрировать свой!

Книга «May The Foreskin Be With You»  выйдет в этом году в издательстве «Magnus Books»

Оригинальный текст поста здесь.
Пост перевела olfa_f


пятница, 17 февраля 2012 г.

Банк Продовольствия и остальная неделя


На этой неделе я делал много интересного и побывал в нескольких удивительных местах, но самым поразительным из них был Нью-Йорский Банк Продовольствия.

Я посетил их отделение в Гарлеме, где у них есть благотворительная столовая и склад продуктов, и где люди могут получить совет о продовольственных талонах и возврате налогов.  Это потрясло меня. Потрясло по It blew me away for many reasons: доброта и увлеченность людей, которые там работают, но главное – масштабы проблемы, с которой они имеют дело.

Голодающие повсюду. Это проблема не только бездомных. Я пришел в ужас, когда узнал, что только десять процентов людей, обращающихся за помощью в Банк Продовольствия – бездомные. На самом деле, в помощи нуждается каждый пятый житель Нью-Йорка. 3.3 миллиона человек в Нью-Йорке страдают от нехватки еды и обращаются за помощью в Банк. За последний год их количество выросло на 30 процентов. Это огромные цифры. Голодающие повсюду. Это люди, у которых есть работа, часто даже не одна. Это люди, с которыми мы каждый день сталкиваемся на улицах, образованные, трудоблюбивые люди, которые тем не менее живут впроголодь.

Есть много способов помочь им. Один из них, который советовали мне люди, с коорыми я встречался — виртуальная передача продуктов. Это удобно, и дает возможность помочь бОльшему количеству людей, потому что продукты в итоге закупаются по оптовым ценам.

Пожалуйста, зайдите на эти сайты, почитайте об этих проектах. Проблема действительно серьезная, ее необходимо обсуждать и срочно решать.

Итак, что еще я делал на этой неделе:
Понедельник: был в Лос-Анджелесе, вместе с моим бизнес-партнером Джо работал над моим приближающимся фото-шоу и над сайтом. AlanCumming Photography.com. Потом я ходил на показ фильма Any Day Now, устроенный для актеров и съемочной группы. Я снимался в этом фильме прошлым летом, очень его люблю, и рад, что вскоре его увидят зрители всего мира. Только не забудьте прихватить с собой носовые платки. Потом я отправился в аэропорт и вернулся в Нью-Йорк ночным рейсом. Неудачная была мысль.

Вторник: я посещал Банк Продовольствия, а потом двал урок игры на скрипке Полу Феста. Да, именно так. Правда это было частью его кинопроекта Tie It Into My Hand. Позже тем же вечером я был на вечере в честь пятилетней готовщины театра-варьете The Box, одного из моих любимых мест в городе. I sang Tainted Love как пастор в килте . Позже я представил публике двух девиц, которые мочились на сцене. Да, это шоубизнес. Ниже я заканчиваю номер и пытаюсь разобраться с типом, пытающимся заглянуть мне под килт.

Среда: Я ездил в Бостон и озвучивал пуделя для одного из эпизодов детского анимационного шоу Артур.

Четверг: провел день на Бостонской студии WGBH, где выполнял свои ежегодные обязанности ведущего серии «Masterpiece Mystery”. Потом на поезде вернулся в Нью-Йорк.

Пятница: Вернулся на съемки «Хорошей жены», где изобрел новый спорт: Йоголда


Оригинальный текст поста здесь.
Пост перевела olfa_f

четверг, 2 февраля 2012 г.

Тейлор вершит чудеса



На прошлой неделе я посетил штаб Танцевальной Компании Пола Тейлора и видел то, что могу описать только как маленький уголок рая на земле.

Я часто говорю о том, что восхищаюсь танцорами. И в роли недавно избранного Посла Танцевальной Компании, я получил шанс побывать на нескольких репетициях, а во время последнего визита даже разучить несколько классических Тейлоровских движений (остальные смотрели на меня и ободряюще посмеивались). Думаю, что причина моего преклонения перед танцорами в том, что по моему мнению каждый артист, в каком бы жанре он ни работал, по сути хочет рассказать зрителям историю. Иногда я рассказываю историю так, как сейчас – словами на бумаге, но обычный для меня способ – играть роль, делать смешные рожицы, плакать. Но танцоры – и в этом, как я понимаю, и заключается причина моего глубочайшего восхищения – рассказывают истории всеми своими телами. И танцоры должны полностью посвящать жизнь своему искусству. Коллектив ТКПТ влюблен в свое дело и предан ему. Побывав в репетиционном зале, нельзя не заметить, как все они ценят мистера Тейлора, с каким энтузиазмом отдают свои тела на службу ему и его искусству.

Знаю, что это звучит так, будто я помешан на танцах. Так и есть. Да и любой на моем месте заговорил бы так, если бы увидел такую красоту, такую мощь, если бы на его глазах творилось такое чудо. Чем старше я становлюсь, тем сильнее становится мое восхищение перед танцорами, потому что с каждым годом моя способность рассказывать истории их способом уменьшается.

Поводом для последнего визита была новая работа Пола Тейлора, как хореографа – Дом Удовольствий, мировая премьера которой состоится в Линкольн Центре в марте. В своем забавном маленьком кабинете рядом с репетиционным залом, мистер Тейлор рассказал мне немного о новом проекте. «Он о шлюхах, - начал Тейлор, и продолжил говорить что-то о роли жестов, мимики и движений, но я должен признать, что пропустил половину мимо ушей.

И он в самом деле о шлюхах. Это красивая серия сцен, происходящих под стенами борделя, обитатели которого прохаживаются или сидят в весьма провокационных позах на верандах, рекламируя свои прелести клиентам, заполняющим сцену. Я сел рядом с Полом, зазвучал «Чудесный мандарин» Бартока Белы и танец начался.

Можете ли вы представить себе, насколько волнующе было сидеть рядом с Полом Тейлором, который курил сигарету, и между затяжками шепотом делился со мной короткими комментариями по поводу своей последней работы, в то время как на сцене эту самую работу исполняли его изумительные танцоры.

«Он одет, как моряк», «На ней утолщающий костюм», «Она лесбиянка» - несколько запомнившихся мне комментариев. Потом, когда молодого, застенчивого парня, которого избивали за то, что у него не хватало денег, выручил другой клиент борделя и увел с собой, покровительственно обняв за плечи, музыка смолкла. «Вот так», - сказал Пол и первый сюжет закончился.

Актеры начали готовиться к следующему эпизоду. Пол закурил новую сигарету.
- Ты увидел там хэппи-энд? - спросил он.
- Вы про то, что эти ребята ушли вместе?
- Да, - он улыбнулся, глядя на свою труппу.

Следующим был «Возлюбленный ренегат», эпизод, основанный на цитатах из Уолта Уитмена, исполнявшийся под музыку Франсиса Пуленка. Я сидел, завороженный танцорами, и их способностями, сложностью и виртуозностью языка танцев Пола. «Уитмен спасал солдат во время гражданской войны», - поясняет Пол, в то время так танцоры изображают людей, из последних сил ползущих через сцену. Потом появляется Ангел Смерти, чтобы забрать Уитмена. Я пытался подобрать слово, чтобы охарактеризовать свое впечатление от творений Пола. «Классическое безумие» - вот на чем я остановился. И именно в этот момент актер на сцене исполнил несколько грубых комических движений, что только подтвердило правильность моего заключения.

Последними танцоры исполняли потрясающие «Розы» под музыку Вагнера. Оказаться в репетиционном зале интересно не только тем, что можно увидеть постановку, работа над которой еще не завершена, но и тем, что можно посмотреть, как танцоры наблюдают друг за другом, и как по бокам дублеры прорабатывают отдельные моменты. Возникает такое ощущение сопричастности! Премьера «Роз» состоялась более 25 лет назад, но мне кажется, что для Пол Тейлор все равно волнуется, видя свою работу возрожденной, обновленной, исполняемой новыми танцорами. «Да, я волнуюсь, - говорит он, - но мы – команда, мы все зависим друг от друга».
«Розы» рассказывают нам о любви во всех ее формах, и это нечто потрясающее. И хотя я не видел, как все это будет выглядеть с декорациями, освещением и костюмами, зато я слушал остроумные комментарии их создателя. «Я называю это высококачественным порно», - невозмутимо сообщил мне он. И тогда я понял, почему именно мне предложили быть Послом – мне в голову пришло точно то же самое!





Оригинальный текст поста здесь.
Пост перевела olfa_f