вторник, 28 февраля 2012 г.

Да пребудет с вами ваша крайняя плоть!


Это небольшая статья об обрезании, которую меня попросили написать для Wall Street Journal. К сожалению, в итоге они решили, что статья «излишне откровенна» для их читателей – странная претензия, учитывая затрагиваемую тему, вам не кажется?!! Как бы то ни было, представляю ее вашему вниманию. Можете свободно цитировать ее в блогосфере.


Ни один мужчина не станет отрицать, что это чертовки приятно – когда кто-то открывает рот от изумления, глядя на твой пенис.  

Именно это случилось со мной, когда я впервые приехал в Америку и начал показывать людям содержимое собственных трусов. Но взгляды и оханья объяснялись не впечатляющими размерами (хотя тут мне тоже жаловаться не на что, будьте уверены!), а в основном тем, что я, в отличие от большинства американских мужчин, не изуродовал свой половой орган. У меня есть крайняя плоть. Я необрезанный.

Изумление людей объяснялось тем, что большинство из них никогда не видело настоящего, подлинного, необкромсанного пениса. Некоторые из них были, по моим ощущениям, гораздо опытнее меня, что делало их реакцию еще более неожиданной и, если подумать, обескураживающей.

Они не просто понятия не имели о том, как выглядит крайняя плоть – они еще и не знали, как с ней обращаться, когда доходило до дела.  Довольно часто мне приходилось устраивать настоящие курсы по тому, как все это устроено и работает. Только представьте себя в такой ситуации: вам уже за тридцать, но вы вынужден объяснять любовникам, как функционируют ваши половые органы или выслушивать, что они никогда встречались ни с чем подобным. Хуже того – некоторые отшатывались в отвращении и говорили «и что ты вообще с этим делаешь?»

Это заставляло меня чувствовать себя странным, неправильным, ненормальным, изуродованным, и я повторял себе, что у меня то, как раз, все на месте. Это они кое-что потеряли, в буквальном смысле слова, и это им нужно объяснять элементарные вещи.

У крайней плоти есть важное предназначение. Она защищает самую чувствительную часть тела мужчины. Каждый раз, когда заходит разговор на эту тему, я говорю об этом, и каждый раз находится парень, который насмешливо фыркает в ответ, и заявляет, что эта часть тела просто не может быть еще более чувствительной, а если бы могла, это стало бы проблемой. Приходится прибегать к помощи простого примера.

Предположим, я принимаю душ, и вытираясь, случайно сдвигаю крайнюю плоть, оставив головку пениса незащищенной. Когда я начинаю одеваться, головка касается ткани трусов, но она настолько нежная, и ощущения от этого прикосновения такие резкие, что приходится немедленно возвращать крайнюю плоть на место. Вот теперь и представьте теперь, сколько чувствительности вы теряете после обрезания.

Разумеется, никто не хочет слышать о том, что теряет часть сексуального удовольствия из-за того, что произошло с ним, когда ему было несколько дней от роду. Тем более что произошедшее необратимо, а они теперь не могут даже почувствовать разницу.  Думаю, именно по этому обрезанные мужчины так яростно кидаются защищать и отстаивать эту процедуру. В чем-то я их понимаю. Возможно я и сам бы вел себя точно так же, окажись я на их месте.

Причем эта защита становится весьма агрессивной, если спор несколько затягивается, не ограничившись парой брошенных мимоходом фраз. Меня всегда поражает то, какие доводы приводят люди, объясняя, почему над ними произвели эту неприятную процедуру и почему они, в свою очередь, намерены продолжать традицию, проделывая то же самое со своими отпрысками мужского пола. Мы все так искренне ужасаемся, когда слышим о подобном надругательстве над девочками, которое практикуется в некоторых странах, так почему же мы не испытываем такого же отвращения, когда это случается с мальчиками?


Чаще всего люди ссылаются на «религиозные причины», но если продолжать расспросы, не могут уточнить – какие именно. Время от времени всплывает ‘договор с Богом’, хотя когда я говорю, что мы давно уже бросили делать другие варварские вещи, описанные в Ветхом Завете, так почему же тогда так упорно держимся за эту, никто не хочет меня слушать. Еще один аргумент будущих папаш, намеренных сделать обрезание своим сыновьям: «Его будут дразнить в раздевалке». С чего бы это? Дразнить человека за то, что все части его тела остались целыми и невредимыми? Или мой личный фаворит: «Я хочу, чтобы он выглядел так же, как и я!» Это что, часть Американской культуры, о которой мне пока еще не известно? Настоящие американцы приезжают к родителям на День Благодарения, снимают штаны перед папами и сравнивают? Чушь какая-то.

Так что я решил, что необходима книга, что-то типа «101 факт об обрезании». Книга, в которой каждый смог бы найти все, что хотел бы знать (и немного того, чего, осмелюсь предположить, знать не хотелось бы) об этом обряде. Зачем это делается, как это делается, религиозные причины, социальные причины, мифы, факты, рекомендации тех, кто это делал и тех, кто не делал, и обязательно полную информацию о возможных осложнениях. Это было бы занимательное и полезное чтение для тех, у кого есть пенис, и для тех, кто их любит – то есть практически для всего населения планеты. Так что скрестим пальцы на удачу, и пусть эта книга выйдет и станет надежным источником дохода для «Intact America» и «Norm-UK» - двух организаций, с которыми я сотрудничаю, и которые проводят огромную разъяснительную работу, чтобы заставить всех родителей задуматься: действительно ли они хотят подвергать своих сыновей этой травмирующей, необратимой и потенциально опасной процедуре. Давайте, наконец, начнем серьезный разговор.  

Сам я пытаюсь делать это уже многие годы – с тех пор, как в первый раз, спустив штаны, изумленный вдох. Однажды, когда я работал на Бродвее в «Кабаре», девушка – гримерша призналась, что никогда не видела необрезанного члена. Я подумал, что это просто кошмар, и решил срочно исправить положение.  Она, естественно, слегка смущалась, но мы к тому времени были знакомы уже больше года, и все это время она практически каждый вечер рисовала свастику на моей правой ягодице – свои, можно сказать, люди. И потом, я же собирался оказать ей услугу. Знания – сила, в конце концов.

Она вышла в коридор. Я приспустил трусы и извлек наружу собственное достоинство. Мы договорились, что я ее позову, она быстренько посмотрит и снова выйдет из комнаты, чтобы я мог привести себя в порядок. И вот я крикнул, что готов, дверь открылось и я увидел ее лицо. Девушка явно ожидала чего-то ужасного. Но только секунду, не больше!

- О, теперь понятно, - воскликнула она, и подошла поближе. Она больше не нервничала и, похоже, чувствовала себя скорее как на уроке биологии. – Он выглядит совсем не так, как я думала!

- А как он, по-твоему, должен был выглядеть? – поинтересовался я. Чувствовать себя наглядным пособием было странновато, но с другой стороны – сам же предложил.

- Ну-у-у, - сказала она, продолжая разглядывать интересующий ее объект, - я думала, что это больше похоже на корзину с откидывающейся крышкой.

 - В смысле – ты наступишь мне на ногу, и крайняя плоть сдвинется? – уточнил я.

- Вроде того! – хихикнула она, а через секунду мы оба ржали, согнувшись пополам, над идиотизмом ситуации.

Тогда у меня и появилась эта идея. Я решил взять на себя просветительскую миссию, рассказать людям правду, объяснить им, как на самом деле должен выглядеть пенис, чтобы потом не приходилось каждый раз демонстрировать свой!

Книга «May The Foreskin Be With You»  выйдет в этом году в издательстве «Magnus Books»

Оригинальный текст поста здесь.
Пост перевела olfa_f